Обидеть себя или обидеть его?

При решении конфликтов с другими людьми у нас есть три варианта:
1. обидеть другого;
2. обидеть себя;
3. найти компромисс.

В абьюзивных отношениях выбор сужается до двух вариантов, поскольку компромисс с токсичным человеком (будь то родитель или муж) найти невозможно: он гнёт свою линию, требуя подчинения. Если же кажется, что компромисс достигнут и токс немного подвинулся, это только кажется – уступив один раз, такой человек будет вспоминать об этом вечность, надевая на себя маску жертвы, а тебя выставляя чудовищем. То есть и здесь он выигрывает.

Абьюзер виртуозно умеет лгать.

Истинная же жертва абьюза направлена скорее вовне, чем внутрь, то есть мнение и состояние абьюзера для неё важнее, чем собственные. В таком случае выбор из трёх вариантов и вовсе сужается до одного: уступить агрессору, а это значит – обидеть себя.

Почему-то мы боимся обидеть других, нам важно предстать хорошими в их глазах. Но мы всё время обижаем себя. И какими же мучителями для себя, своего “эго” мы становимся! Наш организм уже кричит от боли, физической и душевной, а мы всё просим его, наше тело: “Ну потерпи. Ну проглоти ещё и это. Ну пожалуйста. А то он обидится”. И цепенея от страха (ведь ничто не может быть страшнее, чем обида абьюзера), мы снова покоряемся, разрушая себя.

Под воздействием агрессора мы доводим себя до депрессии, невроза, психосоматики. Мы заботимся об агрессоре больше, чем о себе. Подчас о себе совершенно забывая. Сначала отказываемся от реализации потребностей в любви, признании, уважении (вспоминаем пирамиду Маслоу), а потом и в базовых потребностях: сон, еда, безопасность. Всего этого у нас нет в полноценном виде, когда мы находимся в абьюзивных отношениях. Мы в абьюзе – не люди, а тени. В созависимых отношениях нас и нет вовсе. Мы – лишь продолжение абьюзера, его собственность, мы не можем свободно мыслить, принимать решение, делать выбор. Абьюзер не велит, а мы покоряемся.

Когда мы замечаем абьюз, начитавшись и наслушавшись умных людей, мы смещаем фокус с внешнего на внутреннее. В отношениях мы видим не только агрессора (царя и бога), но и себя. И в каком же плачевном состоянии мы находимся! Но теперь это позади, мы обрели себя и встаём на защиту своей личности. Мы становимся менее удобными, агрессор в шоке. Ещё недавно он ездил на нас, как хотел, а теперь ездовая лошадка взбрыкнула и опрокинула его. Агрессор негодует, он пытается вернуть нас в ту коробочку, где мы раньше сидели и не высовывались. Но теперь наша личность слишком большая, чтобы туда поместиться. Мы выходим из созависимости, наполняемся силой и уверенностью.

Мы теперь не собственность агрессора, не его продолжение. Мы – отдельно. У нас есть личное пространство, мы защищаем его, выставляя границы. Мы уже не обижаем себя с готовностью как раньше. Теперь мы не боимся обидеть и абьюзера. А обижен он точно будет. Поднимет крик до неба: шутка ли – еда осознала себя и стала человеком! Еда сопротивляется и не позволяет себя жрать, как раньше. А кушать-то хочется.

Ты можешь представить, чтобы твой гамбургер взял и ушёл от тебя? Вот так же агрессор воспринимает твой уход от него.

Да, мы пытаемся наладить отношения. Перевести их на новый уровень. От “еда-агрессор” до “человек-человек”. Здесь танго танцуют двое, и изменение нашей личности подразумевает созвучное изменение и того, кто рядом. Иначе ближайшее окружение превратится в крабов в ведре: они тянут назад, не дают развиваться.

Поговорка “танго танцуют двое” не всегда актуальна, но в работе над отношениями она выражает самую суть.

Мы даём второй шанс, третий шанс, но наши шансы не бесконечны. Мы видим реакцию и делаем выводы. В один прекрасный момент мы встаём перед решительным выбором и … выбираем себя. Свою жизнь, свободу, разум. Мы уходим. Мы начинаем новую жизнь, свободную от абьюза. Восстанавливаемся и вступаем в такие отношения, где не нужно делать выбор между “обидеть себя” и “обидеть его”, а возможен компромисс, где каждый остаётся победителем.

Обновлено: 12.05.2019 — 10:36

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *