ПОЧЕМУ ТАК ХОЧЕТСЯ СПАСАТЬ

При рассмотрении феномена защиты личных границ, мы подразумеваем, что защищаем свои границы от других людей. Однако личные границы – явление двустороннее, и полезно не только защищать свои личные границы от чужих, но и чужие личные границы от себя. Иными словами, не нарушать границы других людей, когда очень хочется. И не только хочется, а в этом видится долг и обязанность.

ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ?

Сколько раз при виде других людей мы были уверены, что уж мы-то точно знаем, как им нужно хорошо и правильно жить! Вот сейчас мы как причиним им добро, и они будут сразу радостными и благодарными. А мы такие загадочные спрячемся под плащом и взлетим ввысь, не дожидаясь славы. Ведь супергерои загадочны и скромны.

Реальная жизнь – это не вселенная Марвел. Маски и плащи мы носим только в своём воображении. И помогать нужно только по запросу. То есть предварительно спросив, а нужна ли помощь. И уважать отказ. А то как получается. От помощи страждущий отказался, а мы домысливаем, что это он из скромности, а на самом деле помощь ему нужна. И помогаем, несмотря на его протесты. Почему же так получается?

1. Мы вливаем себя в страждущего. Свои страхи, печали. Мы видим, что он находится в ситуации, в которой нам было бы некомфортно. И приписываем ему свои эмоции, которые бы у нас были в этой же ситуации. Мы забываем о том, что у разных людей разный болевой порог. И то, что для одного ужас-ужас, для другого фигня.

Например, нам кажется, что в беседе один человек сказал что-то грубое другому человеку, и спешим на помощь пострадавшему, хотя тот себя таковым и не считает. Но нам же виднее. И мы бросаемся защищать пострадавшего и атакуем того, кто, как нам показалось, нагрубил. Мы заступились за жертву, наш плащ развевается на ветру, мы горды собой. А те два человека недовольны тем, что их разговор прервался.

2. Бросаясь на защиту мнимому пострадавшему, мы спасаем прежде всего себя. Мы настолько слиты с “жертвой”, что видим на её месте себя. И все слова, якобы грубые, сказанные в адрес “жертве”, мы приписываем себе. Будто это нам нагрубили.

Поэтому мы яростно бросаемся в атаку, закрывая за своей широкой спиной с развевающемся плащом “потерпевшего гражданина”, по факту, выбрасывая его из беседы. Мы становимся на его место. Мы лишаем его права голоса, не даём ему возможность самостоятельно себя защитить.

3. Мы пытаемся восстановить справедливость. Точнее, свою версию справедливости. Так, чтобы тот, кого мы считаем злодеем, был наказан и унижен. А тот, кого мы считаем жертвой, был спасён. Но часто, бросаясь в атаку, мы не даём себе время и не прилагаем усилий на то, чтобы разобраться, кто прав, кто не прав. Выхватываем фразы из контекста, домысливаем, додумываем и вперед, спасать.

Часто в расстановке сил и навешивании ярлыков мы ориентируемся на свой опыт. Например, если мы пострадали от мужа-тирана, в каждом мужчине нам видится тиран. И при виде конфликта между мужчиной и женщиной, будь то на рабочем месте, на улице или ещё где, мы автоматически становимся на сторону женщины. Так мы забываем, что женщины тоже могут очень круто тиранить мужчин.

4. Спасая, мы почёсываем своё ЧСВ (чувство собственной важности). Мы подчёркиваем своё превосходство над спасаемым. Мы сильнее, мы умнее. Часто такое спасение переходит в тиранию, когда мы мониторим спасённого, как же он там живёт. И управляем им. Советуем, как он должен поступать в той или иной ситуации, и контролируем исполнение наших советов.

Осмелится перечить? Это он от глупости. Ведь мы-то лучше знаем, недаром наш плащ развевается на семи ветрах! Не может? Научим! Не хочет? Заставим! Ради его блага, конечно.

5. Когда мы спасаем других, мы забываем о себе. А на деле, нас бы кто спас. Мы погружаемся в жизни других людей, отвлекаемся от своей жизни. Убегаем от своих проблем, решая чужие проблемы. Мы в ужасе от своих внутренних процессов и всячески стараемся о них не думать.

В чужой жизни мы – профессионалы. Мы готовы посоветовать выход из самой сложной ситуации, если она не наша. Когда хочется разорвать рубаху на груди, чтобы под ней засияла буква S, важно задать себе вопрос: “От чего я убегаю?”. Что такое нерешенное внутри меня сидит, что я прячу под своим развевающимся плащом, пока спасаю других?

Часто это самая неприятная мысль, которую мы сами от себя прячем. Она может вызывать страх или отвращение. О ней не хочется думать. От неё хочется убежать. И лучшее отвлечение от своих проблем – это проблемы чужие. И так мы и будем наносить добро и причинять пользу налево и направо, пока не залетим в окошко к хорошему психологу, не скинем плащ и не рассмотрим, наконец, внимательно, свою собственную жизнь.

Обновлено: 21.06.2020 — 11:33

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *