Что мешает признать родительский абьюз

Первый шаг на пути к освобождению от абьюза – это признание его факта. Это когда мы говорим себе: «Да, абьюз есть, ко мне относятся неуважительно и жестоко, применяют такие и такие манипуляции, обращаются со мной так и так. И так, между прочим, со мной нельзя!». Это дно, от которого мы отталкиваемся и выплываем.

Однако часто мы сами вешаем себе камни на шею, препятствующие всплытию. Из страха или стыда, из нежелания менять свою жизнь: ведь даже к абьюзу можно привыкнуть. Мы уговариваем себя, что всё не так уж и плохо, что можно и потерпеть, и вообще в страдании душа облагораживается.

Здесь я хочу поговорить о самосаботаже, который мешает сепарации от токсичных родителей. Я собрала несколько отговорок, оправдывающих родительский абьюз.

1 «Ведь не бьют же!»

Почему-то в нашей стране эмоциональный, вербальный абьюз обесценивается. Для харда, для жести нужны побои. А регулярные манипуляции, ограничения, унижения, насмешки принимаются за нормальное поведение.

Негативный эффект от эмоционального абьюза ничуть не меньше, чем от физического. Травм не остаётся, синяков не видно, но нарушения психики, растоптанная самооценка и те три десятка негативных последствий, собранных в предыдущих моих статьях, – это всё не считается?

Многие взрослые дети токсичных родителей и после 50 лет не могут оклематься от токсичного воспитания, хотя и пальцем их не тронули. Давайте не будем уходить в такую крайность и думать, что всё зашибись, если не бьют. Оценивать отношения, исключительно исходя из наличия/отсутствия побоев, – это днище.

2 «Это моя вина. Мне надо быть послушнее»

Родительский абьюз воспринимается как справедливое наказание за якобы недостойное поведение. Это интроект, то есть установка, которая проникла в разум без критического восприятия, без анализа. Достаточно здраво её рассмотреть, потому что интроекты не выдерживают критики. Понятие «плохое поведение» весьма обтекаемо и охватывает абсолютно все действия ребёнка, потому что токсичные родители виртуозно находят, к чему придраться. «Не так сидишь, не так глядишь, не так дышишь, не так слышишь». Быть хорошим для токсичных родителей, получить их одобрение – НЕВОЗМОЖНО.

Более того, никакое «плохое» поведение не оправдывает абьюз. Родительская ответственность – это безусловная любовь, принятие в любые минуты, даже «плохого» поведения. Известно, что маленькие дети непослушанием выражают потребность во внимании, утешении родителей. Им не нужны крики и побои.

3 «Это мой крест, и я должна его нести»

Самопожертвование, удовольствие от страданий часто препятствует освобождению. Здесь искажённо воспринимаются православные доктрины о смирении, терпении и почитании родителей. Подобная бесправность, сознание собственной ничтожности сидит очень глубоко в голове. Вытащить их оттуда сможет только хороший психолог, да и то не сразу.

Почему-то наше общество требует крайности: почитание родителей при полном забвении своей личности. Отказывать, защищать личные границы – всё это запрещается, если речь заходит о детско-родительских отношениях.

Интересно, что призывы прощать и почитать родителей звучат чаще и громче, чем призывы адекватно относиться к своим взрослым детям и не вмешиваться в их жизнь.

4 «Стыдно, что я взрослая, мне уже много лет, а копошусь в ворохе детских обидах»

Надуманный, навязанный стыд мешает здраво рассмотреть свою ситуацию. Если отрицать психологические травмы, полученные в детстве, они будут напоминать о себе всю взрослую жизнь. Выход здесь – разобраться с ними с помощью психолога, вытащить, проговорить, прорыдать и отгоревать. Тогда боль выйдет наружу и не будет грызть изнутри.

Ложный стыд необоснован ещё и по той причине, что стыдиться здесь некого. Есть только ты и психолог. Стыдиться психолога не стоит – мы же не стыдимся хирурга, например. Психолог, психотерапевт – это те же врачи, только лечат они разум, психику. И на своём веку эти спецы такого насмотрелись и наслушались, что нужно сильно постараться, чтобы их удивить. Да и осуждать они не будут, есть же, в конце концов, профессиональная этика.

5 «Все так живут»

Да, мы живём не в вакууме, слева и справа от нас есть люди. Хотя сравнение себя с другими радости не приносит, мы всё равно по сторонам смотрим, делаем (и придумываем) выводы и используем их как оправдание своего бездействия. Можно убедить себя, что родители гнобят всех, страдание – это общенациональная хворь и ничего здесь нельзя поделать.

С другой стороны, какое тебе дело до других? У тебя есть ты и твоя боль внутри. Боль, полученная от родительского абьюза. Разве от мысли о том, что все так живут, твоя боль ослабевает? Пусть другие живут, как хотят, а ты живёшь своей жизнью. Неужели ты действительно готова положить всю свою жизнь на алтарь страданий и самоотречения?

6 «Некогда мне ерундой заниматься» или «Денег у меня нет на эту фигню»

Восстановление после абьюза, исцеление от психологических травм обесценивается, считается чем-то ненужным, без чего вполне можно прожить. Правда, вопрос в том, можно ли это назвать нормальной, полноценной жизнью. Разрушенная самооценка, приступы гнева, изливаемого на уже собственных детей, подавление эмоций и хаотичное поведение – такая ли это ерунда?

Кто-то всю жизнь не может присвоить свои достижения, боится карьерного роста и больших денег, кто-то безропотно сносит издевательства в семье и на работе, кто-то утопает в депрессии и видит мир в чёрно-белом оформлении.

Разве не стоит терапия времени и денег? Сейчас психологов – тьма, есть и дешёвые. Их нужно лишь искать, а не оправдывать своё бездействие отсутствием времени и денег.

7 «Мне страшно, что в процессе терапии я вытащу из мозга какое-то неприятное воспоминание, которое было запрятано в подсознании, и не смогу с этим жить».

Честно говоря, перед первой терапией я тоже этого очень боялась. Однако профессионал на то и профессионал, что он не только поможет тебе докопаться до главной причины твоих проблем, но не оставит тебя с ней наедине. Вместе с ним ты проработаешь, разберёшься с ней, и она не будет давить тебя днём и мешать уснуть ночью.

Устанавливать контакт с собой, разбираться в триггерах и причинах своего поведения – это увлекательно. Пожалуй, путешествие к себе гораздо интереснее путешествия в ту же Боливию.

8 «Нельзя выносить сор из избы» или «То, что происходило за закрытой дверью, должно оставаться за закрытой дверью»

Токсичные родители по сути своей трусливы, они стремятся поддерживать свой положительный образ в глазах окружающих. Они смертельно боятся огласки и старательно затыкают рот детям, внушая им вот эти поговорки, что выше. Они старательно их стыдят и внушают им страх, что посторонние люди тоже будут их осуждать, если они хоть намекнут о происходящем.

Эти стыд и страх сохраняются и во взрослой жизни. Мешают рассказать о своей проблеме, заставляют держать всё в себе. А в себе уже не держится, грызёт со страшной силой и прорывается приступами агрессии, гнева, истерики.

9 «Безнадёжно это всё, никто мне не поможет»

Своя боль кажется уникальной, чрезвычайно сильной и неизлечимой. В ней запросто можно утонуть, замкнуться на ней. Внешний мир за пределами боли не виден. В возможность улучшения не верится.

Безысходность заслоняет собой солнце. Возникает даже некая гордость: «Посмотрите на меня, мои страдания неизмеримы, и ничто не может им помочь!» Вряд ли в таком состоянии удастся дойти до психолога, ведь он может улучшить ситуацию, и тогда, ужас какой: нечем будет хвастаться!

Хотя, как вариант, можно хвастаться тем, что страдания были большими, но нашлись силы на исцеление. Вполне себе повод для гордости, хорошее достижение.

Заключение

На каждый яд (почти) найдётся противоядие. На каждый аргумент – конраргумент. Оправдания прикрывают нежелание и страх изменений. Если проблему не увидеть и не признать, то и решать нечего: она ведь не существует.

Пока мы будем отрицать боль, упиваться страданиями и влачить крест, ничто в нашей жизни не изменится. Хотим ли мы всю жизнь прожить в этих же мучительных условиях, вот в чём вопрос.

Обновлено: 09.07.2019 — 16:34

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *