Почему они так со мной?

Пожалуй, многие дети токсичных родителей, любого возраста задаются одним и тем же вопросом: «Почему они так со мной?». Этот вопрос буквально не даёт покоя, потому что не стыкуется с картиной мира вокруг и не соответствует нормальным семьям у соседей, друзей… Мы не в изоляции живём и сравниваем, как в семье подружки мама относится к дочке, и как наши мамы относятся к нам. Отсюда и вопрос.

Этот вопрос не даёт покоя и сопровождает повсюду: “Ну почему, почему, почему?”

«Я не могу инаааче» (с)

Очевидно, что токсичность наших родителей родом из их травмированного детства. Об этом прекрасно пишет легендарная Людмила Петрановская в работе «Травма поколений», здесь добавить нечего. Кроме одного – травмы детства наших родителей не оправдывают их издевательств над нами. Ошибочно утверждение, что мы должны любить и жалеть наших родителей, потому что им в детстве досталось. Здесь возникает встречное утверждение: нам тоже немало досталось от наших родителей и почему-то они нас не жалели, хотя позиции были неравны изначально: мы были детьми, они – взрослыми.

Сферический взрослый человек в вакууме – это человек разумный, умеющий находить контакт с собой, своими эмоциями, и выражать их экологично, не травмируя своих детей. Сколько же критики, обесценивания, унижения, насмешек и в некоторых случаях побоев вылилось на нашу голову – не сосчитать. Почему? В эмоциональном интеллекте развитие наших родителей остановилось где-то на отметке пятилетнего возраста. Да-да, нас воспитали пятилетки. Что ты скажешь на это, Илон Маск?

Когда ты осознаёшь, что по эмоциональному интеллекту твои родители не выросли из пятилетнего возраста, многое становится понятным.

Достаточно понаблюдать за родителями или вспомнить их поведение в детстве, и всё станет понятно. Их чрезмерная обидчивость, стремление соперничать и постоянные издевательства – всё это проявление инфантилизма и … низкой самооценки.

Ниже плинтуса

Многие ресурсы описывают нарциссизм (нарциссическое расстройство личности), как огромная самовлюблённость и самооценку выше неба. Наверно, это какой-то другой нарциссизм, потому что тот его вид, характерный для большинства токсичных родителей, основывается как раз на низкой самооценке, на полной пустоте внутри.

И эта пустота мучительна, человека как бы нет, поэтому нужен кто-то рядом, за счёт кого можно было бы хоть как-то возвыситься, чтобы осознать: «Вот я, вот здесь! Лучше того ничтожества, что трётся у моих ног!». И таким ничтожеством у ног нарциссического родителя оказывается именно его ребёнок. Он становится нарцресурсом, едой для нарцисса, контейнером для его желчи и негатива. Ему просто не повезло родиться у токсичного родителя, хотя всё поколение наших родителей (за редким исключением) именно такое. Подчас удивляешься, сколько же у них общих черт, будто их создавали под копирку.

Все манипуляции, которыми виртуозно орудует токсичный родитель, нацелены на одно: ощутить себя лучше, сильнее, мудрее. Высмеивание («У тебя такое лицо, будто тебя выжали и перекосячили»), обесценивание («Да какие это у тебя проблемы, тьфу, фигня всё это, а вот у меня проблемы так проблемы!»), соперничество с обязательной победой («Да я в твоём возрасте уже пахал и деньги зарабатывал!»), унижение («Да ты посмотри на себя, ты просто толстое и прыщавое чмо!») – всё это вливается в наш разум и терзает душу, оставляя невидимые шрамы, и возвеличивает наших родителей. Им хорошо. Хотя нет, они же страдают, что им достались такие ничтожные, никчёмные, некрасивые, неумные дети. Мы. И долгие годы прикованной гирей за нами волочится тяжёлое чувство вины, что мы уродились такими негодными, опозорили святых родителей. А ведь они столько в нас вложили… И здесь ещё одна причина, почему они так с нами.

Дети как инвестиции

Токсичный родитель воспринимает своего ребёнка как свою собственность, часть себя. Как свою руку, ногу, ягодицу … или табуретку. Словом, такой неодушевлённый объект, не имеющий ничего своего: ни своего мнения, ни своих интересов. По мнению токсичных родителей, сакральная обязанность их детей – реализовать родительские амбиции и мечты. Не свои! Родительские – это важно.

У тебя литературные способности? Это всё фигня, иди в юридический, получишь престижную профессию. Ненавидишь цифры? Учись на экономиста, как папа. Гораздо страшнее, если токсичные родители воплощают свои мечты прославиться посредством ребёнка. Они отдают его в спорт, танцы или пение, вкладывают в него тонны денег, нанимают преподавателей, час которых стоит как крыло от Боинга, распределяют его время по минутам, чтоб охватить «драмкружок, кружок по фото». Только петь здесь охота не ребёнку, а его родителям охота, чтоб их ребёнок пел. Огромная разница.

 

 

Я на скрипочке играю, тирлили, тирлили, ненавижу деревяшку, мамочку боюсь

Доходит до того, что ребёнок люто ненавидит то, чем его заставляют заниматься. Гонят в музыкалку, сажают за пианино, а его воротит от инструмента вплоть до боли в животе и тошноты. Но разве родителей это останавливает? «Ты всё врёшь!», – кричат они.

Детство с безысходностью

Когда ребёнок растёт у принимающих родителей, он сызмальства узнаёт, что такое любовь и поддержка. Когда ребёнку не повезло родиться у токсичных родителей, он с малых лет знает, что такое безысходность. Деваться некуда, родители полностью управляют тобой, словно ты марионетка. Возражать страшно – это чревато. Приходится проглатывать боль, подавлять эмоции… Мы вырастаем полулюдьми: ни эмоций, ни самооценки. Нас почти нет.

Мы можем восстановиться, отпустить своё прошлое, а для этого надо ответить на этот мучающий вопрос: «Почему они так со мной?». Мы, дети токсичных родителей, ни в чём не виноваты. Так получилось. Отпустить проще, если понять. Понять, но не простить. Прощение – это уже отдельно.

 

Обновлено: 21.05.2019 — 16:14

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *